Даня Дракоша пишет:
Его голос холоден, как и прежде, сдержан и непроницаем, но в тоне возрастает угроза. Пусть полицейские накажут нарушителя по своим законам, но после Дэннис разберётся с ним лично. У волка уже была пара идей, как превратить жизнь преступника в кошмар. И плевать, что виноватых в насилии в большинстве случаев двое – жертва и насильник. Известно, что преступник не совершит преступление, если не будет благоприятной ситуации и если не спровоцирует сама жертва. Что же в данном случае? Как сказал Холлоуэй, поведение и внешний вид Чжи были неправильно истолкованы. Так или иначе, но неудавшийся насильник ответит сполна, а с сыном Дэннис ещё поговорит.
сюжет гостевая инфо faq нужные расы внешности правила персонажи хочу к вам

wild hunt

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » wild hunt » partnership » Lag af guðum


Lag af guðum

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2wZ26.gif
Не смотри на север, там нет земли.

Внимание: акция! Упрощенный прием для детей богини Нотт

0

2

THORWALD WODANSON, 80 Y.OДом Одина | Глава Клана | Чистокровный колдун
• • • • • • • • • • • • • • •
https://68.media.tumblr.com/f23e07b9b56115c9169e55f311ee8509/tumblr_o7l9gvRQyl1vr78fvo1_500.gif  [Travis Fimmel]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Тяжело быть тенью великого имени. Еще тяжелее – быть тенью твоего. Мы все проходили это, потому что сонм наших великих предков мог бы заставить почувствовать себя ущербным абсолютно любого, но я ощущала это особенно остро всю свою жизнь, потому что была для тебя маленькой девочкой, радостью, которую нужно оберегать, холить и лелеять и которой ни в коем случае нельзя рисковать. Отец, именно у тебя в семье родилась жрица Одина и все мы точно знаем, что это – не случайность.
С раннего детства мне говорили, что я – особенная, но на самом деле особенным был ты.
Возлюбленный сын Всеотца нашего Одина, его самый яростный воин и защитник, готовый отстаивать веру своих предков и своего Бога, который никогда тебя не оставлял. Ты родился в одном из самых консервативных кланов и всегда знал – для чего. Тебя готовили с тем, чтобы ты стал защитником веры и ты ею стал. Тебя готовили, чтобы ты стал величайшим воином современности и ты им стал. Тебя готовили, чтобы стал лидером, отцом, лучшим из лучших и ты им стал. В самые сложные времена в Исландии ты был и оставался тем, кто твердо стоял на ногах и точно знал, что твой клан не отступится и не посмотрит в сторону. Ты яростнее прочих отстаивал консервативные взгляды, противился любым проявлениям либерализма и не гнушался казнями тех, кто в твоем клане шел против этого. Тебя ненавидели, тебя боялись, тебя превозносили и тебя любили. Но тебя не понимали. Никогда. Потому что ты один знал, почему ты поступаешь так, как поступаешь. Словно бы Всеотец и сами норны нашептывали по ночам твою судьбу. И эта судьба была еще более великой, чем судьба каждого из твоих предков.
Когда в Исландии начались перемены, ты первый забил в колокола. Ты первый начал говорить о проблеме интеграции чужаков в строгую структуру магического сообщества страны. Еще когда никто не предвидел таких последствий, ты уже говорил о них и уже пророчил сложности, с которыми нам не хватит сил справиться. По началу тебя никто не слушал, но ты продолжал упрямо твердить, что предательство Богов обойдется нам очень дорого.
А затем клан Идунн вымер целиком.
Паника, которая накрыла исландское магическое сообщество была несравнима ни с чем. Но ты был готов к этому. Ты знал, что так будет и в стремительно меняющейся структуре мира, ты был последним оплотом консерватизма и веры в старых Богов. Немногим позже твоим речам вняли члены клана Ньерда и вы сошлись в плотном союзе с его главой. Твой дядя, младший брат твоего отца, был мужем главы клана Ньерда и это обеспечивало вам близкое сотрудничество, которое вылилось в создание союза консерваторов – «Земля Богов». Пожалуй, более воинственного тандема Исландия до сих пор не видела. И именно этот Тандем замедлил темпы интеграции в несколько раз. Но именно его агрессивные методы привлекли в страну чуму, о которой раньше здесь не знали – охотников.
Сложности не обошли и твою собственную семью. У тебя было всего двое детей – наследник и старший сын Бальдр и младшая дочь – Раннвейг, которая не только не могла наследовать, но еще и принадлежала душой, сердцем и телом своим Всеотцу. Она была неприкосновенна. Для всех. Кроме своего собственного брата. И ты знал, что однажды это станет для всех нас катастрофой.
Видит Один, ты любил своих детей. И ты хотел им счастья. Быть может, по этой причине ты не в силах был препятствовать их отношениям, которые перешли за грань брато-сестринских? Здесь, в Исландии, где проживало всего триста тысяч человек и всего три тысячи магов, близкородственные браки не были редкостью и с осуждением к этому относились лишь когда дело доходило до откровенного кровосмешения несколько поколений подряд. Впрочем, в твоем клане никогда не рождались больные дети, выродки, или, помилуйте Боги, лишенные магии. По этой причине отношения Бальдра и Раннвейг не были под запретом с точки зрения морали. Но были под запретом с точки зрения принадлежности дочери к касте жрецов. Им никогда бы не позволили пожениться. Им никогда бы не позволили быть вместе. И ты знал, что если эти отношения продолжатся, когда Раннвейг станет вечной невестой Всеотца, она дорого за это заплатит.
Раннвейг стала жрицей. Бальдр разнес половину дома и отказался посещать церемонию посвящения сестры. Но этой же ночью нарушил священную неприкосновенность святилища и провел ночь с Раннвейг. А на утро дал обет не жениться ни на ком, пока он не найдет выхода, который позволил бы им их отношения.
Злился ли ты? Гнев, который ты испытывал, могла усмирить одна лишь твоя супруга. И по сей день усмирить его может лишь она одна, потому что Бальдр упрямо придерживается своего обета и она с Раннвейг оба живы, хотя нарушение священных жреческих клятв очень часто приводило к гибели.
Наступил 2017 год. Год, когда Исландия разделилась на два лагеря, а страна ослабла настолько, что в нее потоком хлынула чужеродная зараза и чужаки. Силы кланов Ньерда и Одина уже не хватает, чтобы ее сдержать. Торвальду приходится обратиться не только к силе своего Бога, но и к силе дипломатии, военной тактики и хитрости. Он не готов предать своих Богов, потерять свою страну и своих детей. Величие его предков уже запечатлено в анналах истории. История его величия только начинается.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
* Торвальд – один из самых консервативных представителей кланов, воинственный, но разумный. Он состоит в плотном сотрудничестве с кланом Ньерда, с которым его связывают так же и родственные узы через родного дядю. Тандем клана Ньерда м кланом Одина почти непобедимый потому что клан Ньерда обладает несоизмеримой ударной мощью, а клан Одина – разумом, тактикой и стратегией.  И хотя Торвальд считает, что женщина править не может и не должна, его шовинистические замашки не мешают плодотворному сотрудничеству;
* У Торвальда есть младшая сестра и почивший младший брат, который был супругом наследницы клана Хель. Брат погиб от руки охотников, а его супруга принесла в дар главе дома Одина голову убийцы. С кланом Хель, дом Одина с тех поддерживает весьма теплые отношения,  особенно с учетом того факта, что Хель, быть может, и не столь воинственны, но однозначно консервативны;
* Торвальд – суровый скандинавский мужчина, пропитанный мистицизмом Князя Воронов (Одина) до кончиков ногтей. Да, с некоторой отсылкой к Рагнару Лодброку с небольшой поправкой на то, что Торвальд скорее умрет, чем даже посмотрит в сторону христианского Бога и его детей;
* Торвальд подвергался десятилетнему заключению в тюрьме Совета Кланов после убийства шестерых охотников разом. Судьями были члены либеральных кланов и его едва не приговорили к смерти. О десяти годах заключения мужчина нисколько не жалеет и говорит, что готов сделать это еще раз. Впрочем, он и делает, но так, чтобы никто даже не смел подумать на него;
* Торвальд рано женился и женат до сих пор на женщине, в которой не чает души. Торунн – дочь клана Фригг стала ему не только возлюбленной, но и близким другом, соратником, судьбой. Что, впрочем, не мешает Торвальду сходить налево иной раз. Не исключено, что у него есть бастарды. Но и Торунн, и вся семья знает, что для главы дома Одина пустое абсолютно все, кроме его семьи;
СВЯЗЬ
Гостевая и лс

0

3

СИГРУН ТОРСДОТТИР, 100 лет Дом Тора | Ученый-генетик | Чистокровна
• • • • • • • • • • • • • • •
https://68.media.tumblr.com/7cc06f680ad4e22135e7c8fceb486ff6/tumblr_on0qpuD8D71vdrfmro4_250.gif  https://68.media.tumblr.com/b83a84a8c8379ffcbc8a432bf20c2f62/tumblr_on0qpuD8D71vdrfmro8_250.gif [Elizabeth Olsen]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Ненависть и вражда порой принимают очень разные оттенки. Твоя ненависть красная. Такая же красная, как лучи, которые вырываются из тебя в очередном приступе безумия, такая же красная, как кровь, которая заливала твою ночную рубашку девяносто два года назад, когда я и мой муж расправились над твоими родителями жестоко, беспощадно и показательно кроваво.
Мы не были обезумевшими маньяками. Нам было нужно, чтобы нас боялись, потому что я только-только стала главой Клана, заняв место своего отца, которого, в свою очередь, убили все те же твои родители. И после этой расправы, за которую мы не понесли никакого наказания, нас боялись. Ты, твой брат, представители других кланов.
Но если твой старший брат – Эйнар сделал все, что в его силах, чтобы превратить этот страх в непримиримую ненависть и бросил мне вызов, то психика восьмилетней девочки не смогла выдержать увиденного и надломилась в самом начале жизни, открыв врата тяжелому бремени безумия, страха, бесконечных тревог, которые упирались в день смерти родителей и никак не давали его отпустить.
Клеймо безумия легко легло на тебя после нескольких попыток помощи со стороны квалифицированных специалистов и в доме Тора начали говорить о том, что было бы куда милосерднее убить тебя. Здесь не чтили слабых, немощных и безумных. Воины не могли иметь таких изъянов, а дом Тора привечал только воинов. Будь у руля кто-то другой, тебя бы напоили зельем, после которого ты уснула бы навсегда. Но у руля был твой брат и он не позволил убить тебя, пусть даже смерть казалась всем вокруг куда более милосердной, чем жизнь за гранью сумасшествия.
Первые три года были самыми сложными. Ты не узнавала почти никого из близких, подпускала к себе только брата и представляла опасность для всех окружающих тебя людей, потому что сила твоих способностей увеличивалась многократно с каждым месяцем, а контроль над нею не мог установить никто. Иногда ты говорила с Эйнаром и рассказывала ему о том, как к тебе приходит Тор и обещает, что все будет хорошо, вы отомстите за родных и жизнь ваша непременно наладится. В эти часы разговоров с братом ты брала у него клятву, что он непременно прольет кровь дома Ньерда. Ты питала куда большую ненависть, чем он сам и эта ненависть не давала тебе покоя ни днем, ни ночью.
Визиты Тора становились чаще. В то время как психиатры говорили, что это – ухудшение твоего состояние и появление галлюцинаций, тебе самой становилось легче. Из затворницы, не узнающей ни друзей, ни врагов, ты постепенно начала становиться человеком, с которым можно вести диалог. В двенадцать лет ты впервые приняла в своей комнате преподавателя из школы советов и хотя Эйнару пришлось несколько месяцев к ряду сидеть рядом, чтобы ты чувствовала себя спокойно, это было огромным прорывом. Преподаватели говорили, что ты – весьма талантливая девочка и далеко не глупая, а с годами эти утверждения нашли свое подтверждение в увлечении наукой, генетикой, биологией и химией, в которых ты воистину была очень хороша все то время, которое тебе удавалось сохранять стабильность. Этому очень способствовали успокаивающие зелья, комфортная обстановка и знакомые люди. При тебе старались не вспоминать о членах дома Ньерда, потому что улыбчивая и милая девушка слишком ярко контрастировала с безумной ведьмой, жаждущей лить кровь убийц родителей. Пожалуй, стоит признать, что ты очень многое потеряла в ту ночь, включая твой собственный рассудок и это образовывало всю твою жизнь, поэтому причины злиться у тебя были куда серьезнее, чем у твоего брата. И безумная садистка, жестокая маньячка, просыпающаяся в тебе в моменты безумия была всего лишь отражением всей той боли, что ты пережила в ночь расправы над твоей семьей.
Годы шли. Распознавший в тебе талант к генетике и биологии преподаватель школы Совета стал тебе близким другом и начал обучать тебя всему, что знал сам. Ему было уже под двести лет, но выглядел он совсем юным благодаря многочисленным зельям, которые сам же успешно и варил. Недалек был тот час, когда ученица во много раз превзошла своего учителя, который скончался на двести первом году своей жизни, признав тебя своей самой талантливой ученицей, которая несмотря ни на что, способна дать фору любому другому ученому в этой стране. На многие месяцы после, ты с головой ушла в науку и стала экспериментировать, в первую очередь, над самой собой, желая создать лекарство, которое способно будет исцелить твою память, сердце и душу. Ты была первым в Исландии ученым, кто взглянул на душу как на физическую величину и выпустил в свет несколько статей, которые хоть и подверглись резкой критике, очень скоро стали основой для многих серьезных исследований. С тобой желали встретиться многие ученые в стране, но ты знала, что это может стать последней встречей для них и потому продолжала скромно трудиться в подполье. Вскоре ты создала зелье, которое способно было сделать то, что не мог никто более: точечно стереть воспоминания, которые разрывали тебя на куски. Это был прорыв, но ты боялась использовать его с тем, чтобы не лишиться всех воспоминаний вообще. Зелье ушло на полку до тех самых пор, пока ты не встретила иностранного колдуна и не влюбилась в него без памяти.
Ваш клан не запрещал таких союзов. Хотя первоначально англичанин был встречен враждебно твоим братом, ты была счастлива и вскоре Эйнар стал счастлив вместе с тобой. Ты не стала скрывать своего недуга и регулярно пила зелья, которые блокировали твои способности с тем, чтобы не навредить дорогому человеку. А когда вы заключили брачный союз и стали жить вместе, ты рискнула и выпила зелье, которое приготовила много лет назад. Воспоминания смерти родителей и впрямь затерлись, а твои срывы стали такой редкостью, что о них почти стали забывать. Счастье продлилось без малого двенадцать лет. А затем неконтролируемый выплеск невиданной раньше силы убил твоего мужа, всю прислугу в доме, в щепки разнес сам дом и уничтожил деревья вокруг вашего загородного особняка, оставив лишь обломки. Ты впала в кому на три недели, а когда очнулась, ушла в себя и не говорила ни с кем больше года, переехав жить в глухую местность, где в радиусе десяти километров не было ни одного человека, потому что боялась навредить кому-то еще. Здесь ты создала зелье, которое позже получит название «жидкая смерть». Одной капли было достаточно, чтобы искрящимся туманом болезненно уничтожить все живое в радиусе километра. Для чего? Конечно, для Ньердов, которые сломали всю твою жизнь.
Вместе с тем Исландия менялась, конфликты обострялись и ты понимала, что твоему брату нужно сосредоточиться на делах клана и его собственной семье, а не на твоих проблемах. Тогда, ты нашла способ заблокировать свои способности не на короткий промежуток времени, а на месяцы, а в перспективе и вовсе – годы. Ты вернулась домой и встала рядом с братом, поклявшись ему, что держишь себя в руках и больше не будет никаких всплесков и проблем. Свой гнев за невозможностью обратить его против Ньердов, ты обратила против охотников, убивая их одной лишь динамической магией и своими изобретениями. Наука всегда была тебе близкой подругой, спутником, сестрой. Теперь она стала еще и твоей отдушиной, в которую ты вкладывала себя всю, чтобы склеить ту самую душу, о которой писала в своих статьях и с которой ты стремилась совладать все эти бесконечно долгие годы.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
* Способность Сигрун – генерация лазерных лучей в различных видах (от щита до шаров). В спокойном состоянии способность поддается ее контролю, но имеет не столь сильные проявления. Когда девушка находится в состоянии безумия – она может бесконтрольно уничтожать целые здания. Однако, как правило, после пика активности способности наступает спад и колдунья может пробыть без сознания, или в глубоком сне несколько суток;
* Безумие Сигрун очень близко соседствует с гениальностью. Ее логику сложно уловить простым смертным, ее редко понимают, но в одиночку она способна совершать такие вещи, которые другим ученым всех девяти кланов не приснится и во сне. Она – действительно талантливый генетик, медик и зельевар и на ее счету множество изобретений в области магической фармацевтики. Если бы не ее безумие, она стала бы известным на всю Исландию ученым;
* Приступы безумия тесно связаны с отсутствием ощущения безопасности. Чем привычнее обстановка и чем ближе люди, тем меньше вероятности, что случится очередной приступ. Так, например, в родовом поместье и лаборатории, Сигрун может месяцы провести в абсолютно адекватном состоянии. Но стоит ей лицом к лицу столкнуться с новым почтальоном, который коснется ее руки – случится катастрофа. Наибольшее ощущение безопасности дает старший брат. Он же знакомит ее с новыми людьми и служит ее проводником в незнакомых обстоятельствах;
* В приступах Сигрун редко помнит себя. Она описывает состояние, в котором ощущает себя совершенно другим человеком, полным ярости, ненависти и гнева. Этот гнев высвобождается бесконтрольными выплесками способностей девушки, порой очень разрушительными. Само состояние похоже на бурную и бесцельную истерику;
* У Сигрун ярко выраженная связь с Богом-покровителем. Она часто видит его во снах и даже наяву, хотя последнее посторонними людьми воспринимается как галлюцинации. Несколько раз за жизнь она попадала в опасные ситуации с участием агрессивно настроенных лиц, и из этих ситуаций ее вытаскивал светловолосый мужчина средних лет, обладающий нечеловеческой силой. Он же возвращал ее домой, а затем исчезал без следа, ни слова не говоря. Был ли это Тор, или кто-то другой, известной одной лишь Сигрун, но она фанатично предана Тору и ради этой веры готова отдать жизнь;
СВЯЗЬ
Гостевая, лс

0

4

Svein Njörðrson, 60 лет Дом Ньерда | Глава боевой группы | Чистокровен
• • • • • • • • • • • • • • •
https://68.media.tumblr.com/8c62ade0833495f9128043df019fc273/tumblr_oagk367QGq1uzvbylo1_500.gif  [sam clafflin]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Известная истина гласит, что дети есть зеркало своих родителей.
Не снимая с себя и толики вины за то, что из тебя вышло, я с уверенностью могу сказать, что порой мне становится страшно от того, что я в самом деле твоя мать.
Ты был моим вторым сыном. Пожалуй, таким женщинам как я не надлежало заводить детей вовсе, но я была главой клана и надо мной тяготела обязанность обеспечить преемственность, которую, впрочем, я всегда видела в твоем старшем брате - Асгейре. Он был моим первенцем, единственным ребенком, которого я ждала больше всего на свете после смерти еще в утробе вашего старшего брата. Он был моим сыном, моим наследником, моей сутью и моим дыханием. Я не любила никого так же сильно, как его и, увы, твое рождение не смогло этого изменить. К тому времени Асгейру было уже пятнадцать, и я обещала ему сестру, о которой он сможет заботиться. Но майским утром у него родился брат.
В свою защиту и защиту твоего отца скажу, что мы не могли бы быть рады больше, даже если бы родилась столь желанная девочка. Мы правда были рады твоему рождению и хотя я легко передала тебя в руки врачей в противовес тому, как не могла ни на минуту отпустить Асгейра, я все равно любила тебя с этого самого мгновения и буду любить до самого конца твоих дней.
Ты в это не веришь. Что ж, ты имеешь на это полное право, потому что порой я смотрю на тебя и тоже в это не верю. Не верю в то, что я смогла искалечить твою душу настолько, что тебе чужды абсолютно все принципы нашего дома. Не верю в то, что моя отчаянная любовь к старшему сыну, привела к тому, кем ты стал. Не верю в то, что твоя ревность и нужда в моей заботе, моей ласке и моем внимании могла создать из тебя чудовище, способное причинить страдания даже тем, кто с ним одной крови.
Я не игнорировала тебя. Ты никогда ни в чем не нуждался. Тебя никогда не обижали ни словом, ни делом. У тебя не было изъянов, за которые тебя могли бы меньше любить, или забывать о твоем существовании. Единственным твоим минусом в моих глазах был тот факт, что ты не был Асгейром. И ты прекрасно это понимал, единовременно испытывая обиду на меня и немыслимую ревность, из-за которой вы позже будете часто сцепляться со старшим братом.
С тобой, Свейн, никогда не обращались хуже. У тебя были самые лучшие игрушки, самая лучшая одежда, самая просторная комната, самые блестящие наставники и самые добрые няньки. Я заходила к тебе вечерами и целовала тебя на ночь. Я уговаривала тебя поесть кашу утром, если ты не хотел этого делать. Я заставляла тебя выполнять домашние задания, данные тебе в школе. Я заботилась о тебе. Но все это было несравнимо с моим отношением к Асгейру.
Почему?
Он был рожден королем. Он был безупречен и совершенен во всем с самого начала. Он был точным слепком меня самой и всех моих великих предков. Кровь Ньерда так явно играла в его характере, что порой я задыхалась от восторга, глядя на него.
Ты был другим. Не хуже, не лучше, просто другим. Не таким близким, не таким родным, меньше любимым, но все равно небезразличным.
Разве я обидела тебя хоть раз? Оскорбила? Ударила? Разве я игнорировала твое существование?
Этими вопросами я задаюсь до сих пор. Но в отличие от меня ты прекрасно знаешь ответ на каждый из них.
Я обижала тебя каждый день, когда отправляла в школу к наставникам, а сама оставалась с Асгейром и учила его управлять своим даром. Я оскорбляла тебя каждый раз, когда на мероприятия завязывала ему галстук собственными руками, а тебе приказывала завязать гувернантке. Я ударяла тебя каждый раз, когда Асгейр без спроса входил в мой кабинет, за что тебе неизменно делали замечание.
Все это казалось мне незначительными мелочами. Все это было для тебя страшной обидой каждый новый день.
Ты вырос избалованным наследником великого клана. Избалованным, капризным, жестоким, острым на язык, умным и непримиримым. За невозможностью дотянуться до меня, ты тянулся к своему отцу. Тебе казалось, что он такой же отвергнутый мной, как и ты, но твой отец давно уже нашел отдушину, которая позволяла ему не думать о том, что мы не равны. Он научил тебя многому из того, что можно было применять в дальнейшем на практике. Мне мы все и не сомневались в том, что ты окажешься таким же консерватором, как и мы все.
Увы, нам не дано было узнать, что консервативные взгляды тебе претили и ты поддерживал взгляды либеральные. Где ты набрался этого вздора? Я не знала. На деле же, пока я была занята делами клана и старшего сына, ты почти назло мне в школе сошелся с детьми сторонников «Ветра Перемен». Это было немыслимым безумием, но окончив школу, ты испросил дозволения отправиться учиться в Европу. Гнев? Это не то слово, каким я могла бы описать свое состояние. Мы ругались весь вечер и единственное, чего ты не понимал, почему Асгейру прощается даже нарушение закона, за которое он ни разу так и не понес ответа, а тебе нельзя просто делать свободный выбор. Потому что я – твоя мать и я так решила. В моем доме не может быть и не должно быть никаких либералов. Увы, для нас это было началом конца.
Чем больше ты укоренялся в своих либеральных взглядах, чем больше проводил времени со своими друзьями из либеральных кланов, тем больше становилась пропасть между тобой и семьей. Гнев на меня очень скоро перерос в ненависть. Ведь обо мне так много говорили те, кто меня боялся. Нас с твоим отцом называли оплотом консерваторов, главной их угрозой, потому что с воинственностью моей и Рагнара сложно было поспорить. В тебе воспитывали ненависть к консерватизму, но воспитали ненависть ко мне, которая неизменно граничила с ненавистью к старшему брату и стремлению к соперничеству. Его создала я. Себя ты создавал самостоятельно.
Когда родилась твоя младшая сестра, тебе было уже тридцать и ты несколько лет как не жил в родовом поместье и вообще не хотел считать себя частью этого клана. Выбора у тебя, впрочем, не было. Быть может, кланы союза «Ветра Перемен» и принимали тебя как родного, но они желали тебя использовать и ты прекрасным образом это понимал. Дома, быть может, тебе не всегда были рады, но никто здесь не собирался тобой помыкать и использовать в своих целях. Именно это долгое время удерживало тебя от удара прямо мне в спину.
Ты нанес его на Самайн. На шабаше, где было столько народу, что сделать это мог бы любой. Стоит отдать тебе должное, не каждый убийца решится посмотреть в глаза своей жертве, особенно если жертва – твоя мать. Отравленный кинжал, серьезно? Ты так боялся, что ранение меня не убьет, что позаботился о яде на лезвии? Или это были твои дружки из либералов?
Скажи мне, долго ли ты бежал, воткнув кинжал дважды? Сквозь ночь, опережая дикую охоту, раздирая руки и колени в кровь, теряя оружие при очередном падении. Скажи мне, хотел ли ты в эти мгновения умирать вместе со мной? Скажи мне, что чувствовал на утро, когда тебе сообщили о том, что твоя мать при смерти, но еще жива? И на что ты надеялся?
Я пробыла в коме четыре месяца, потеряла ребенка – твою вторую младшую сестру и еще год ушел на полное восстановление. Ты надеялся обезглавить клан, лишив меня жизни? Тебе это не удалось даже на время моего отсутствия, потому что твой старший брат, Асгейр всегда был на первом месте и справлялся со всем. Справился он и этим, показав себя безупречным регентом. В нем я не сомневалась никогда. И если бы я не очнулась вовремя, ты был бы казнен им за то, что наделал.
А теперь? Ты смотришь прямо на меня, когда я занимаю свое законное место в общей зале во главе стола. Никто кроме нашей семьи не знает, что ты поднял руку на главу и собственную мать, иначе бы тебя уже разорвали в клочья. Твои братья не понимают, почему ты до сих пор жив и дышишь. Да и ты не понимаешь тоже. Я не тороплюсь ничего объяснять.
Да и нужно ли? Ты – мой сын.
И я скорее умру, чем отдам приказ о твоей казни.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:

* Свейн - второй сын воинственной четы клана Ньерда. У него есть один старший брат, один младший и одна младшая сестра. Из четырех детей Гудрун испытывает искреннюю привязанность только к двум и только по своим соображениям, которые ясны и понятны ей одной.
* Свейна никогда не обижали, он не плакал забитый в уголке, его не забывали поздравить с Днем Рождения и с Йолем. Просто он не был любимым сыном и не получал столько внимания, сколько получал его старший брат – Асгейр, что дико раздражало еще с детских лет, вызывало ревность и зависть.
* Свейн – не подлый ублюдок по натуре. Все его поступки есть следствие попытки утвердиться, дать самому себе понять, на что он способен и как далеко готов зайти в своих убеждениях. Это парадоксально, но в этом он один в один повторяет родителей с разницей в том, что они исповедуют убеждения консерватизма, а Свейн склонен к либеральным взглядам.
* Он свободен в своих убеждениях, несмотря на то, что вырос в семье, которая не спрашивала никого, какую сторону они хотели бы занять. Клан Ньерда – клан прожженных консерваторов и здесь не может быть никакой альтернативы. Тот факт, что Свейну удалось сформировать свой собственный взгляд на происходящие события и так яро пойти против взглядов семьи – чудо.
* Тот факт, что мать не дала брату казнить его, Свейн рассмотрел как жалость и проникся к Гудрун еще большей ненавистью. Он терпеть не может снисхождения, сочувствия и жалости к своей персоне. Особенно со стороны той, что должна ненавидеть его всей душой, а вместо этого не только простила, но даже не изгнала из клана.
* У Свейна сложные взаимоотношения с Асгейром – любимым сыном матери. Долгие годы он винил в таком отношении Гудрун старшего брата, в общем-то, не ошибаясь. Но их конфликт осложняется тем фактом, что Асгейр достойный наследник своей матери, но следующим в очереди наследования после брата, стоит сам Свейн. И если либеральным кланам удастся настроить мужчину против семьи в достаточной степени, он готов будет убить и Асгейра, и свою мать.
СВЯЗЬ
Гостевая, лс

0

5

Magnus Njörðrson, 50  Дом Ньерда | Наставник | Чистокровен
• • • • • • • • • • • • • • •
https://68.media.tumblr.com/265e72dd1d25eea55c77c5c3998dcdc4/tumblr_nrq3a6HMm61rjn473o1_500.gif[Matthias Schoenaerts]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Большинству людей вокруг кажется, что родиться в семье Рагнара и Гудрун – большая честь, хоть и очень сомнительное удовольствие. В этом мнении есть своя правда, потому что в самом деле, родиться в семье главы самого воинственного клана в Исландии – значит, автоматически примерить на себя все заслуги родителей, о которых скальды не сочиняют новых песней, потому что уже устали. Но вместе с этим, нужно понимать, что это так же значит никогда не узнать простого семейного счастья, не получить похвалы за «пятерку» в школе, быть всегда готовым бежать из горящего поместья, схватив на руки младшую сестру, быть похищенным врагами родителей и еще много всего, что переживал каждый из наших детей не из-за своих собственных действий, решений и заслуг, а из-за всего того, что сделали мы.

Магнус родился в семье Рагнара и Гудрун в 1967 году и стал третьим ребенком царственной четы Ньердов и третьим же сыном. К тому времени самому старшему из трех братьев было уже двадцать, а среднему – десять, поэтому Магнус был лишен их общества и рос обособленно от Асгейра, которого мать обожала больше всех на свете и Свейна, который тогда еще не проявлял наклонностей, которые позже приведут всю их семью к катастрофе. Он не был одинок и недолюблен, потому что как ни парадоксально, а своих детей чета Ньерд любила больше жизни и уделяла младшему ничуть меньше времени, чем старшим, но он был одинок, потому что по какой-то несчастливой случайности уродился ребенком, которому куда интереснее были логические задачки, чем тактические ходы и куда веселее игра в конструктор, чем драка с уличными хулиганами. Не то, чтобы Магнус не мог им навалять, скорее не хотел, чувствуя превосходство не только из-за чистой крови и принадлежности к правящей семье, известной на всю страну, но и из-за своего высокого уровня интеллекта, который демонстрировал уже в школе Совета, привлекая внимание преподавателей.

Интеллект в доме Ньерда не то, чтобы не ценился, но был по значимости на втором месте после умения вышибать чужие мозги и вырезать печень врагов ржавым лобзиком. По этой причине, Магнуса, конечно, гладили по голове и хвалили за его успехи, но затем оставляли дома одного в обнимку с учебником, а сами шли на задний двор тренироваться. Куда больше радости у родителей вызывал Асгейр – высокий, статный, сильный, приносящий вести о гибели врагов клана, гордость семьи и в первую очередь – матери, которая видела в нем достойного преемника и будущее семье. Магнус не претендовал на эту роль, но уже в подростковом возрасте стал ощущать обиду, не понимая, почему его интеллектуальные способности, гуманизм и коммуникативные навыки ценят меньше, чем умение Асгейра убивать. Он был очень привязан к матери, не менее сильно привязан к отцу и ощущал отдачу, потому что они никогда не пренебрегали никем из своих детей, но отдачу недостаточную, потому что Магнус тоже хотел видеть в глазах матери такую же гордость, какую она испытывала, когда смотрела на Асгейра. В этой точке младший сын четы Ньерда мог повторить судьбу своего старшего брата Свейна и возненавидеть мать за то, что она отдает предпочтение наследнику и никому более, но Магнус был привычен не раздражаться, а разбираться. Он анализировал поведение матери, брата, свое собственное, но понимание ему подкинула не иначе, как судьба.

Магнусу было пятнадцать, когда после школы он отправил родителям смс и отправился гулять с друзьями по Рейкьявику, вместо того, чтобы ехать домой. Такие случаи не были редкостью, юношу считали достаточно взрослым для поздних прогулок и потому никого не удивило, когда он не вернулся в семь, не приехал в восемь и не позвонил в девять. Когда же, Гудрун набрала ему сама, а на том конце услышала не сына, а голос своего давнего врага – главы дома Тора, земля ушла у нее испод ног. Они воевали веками, вражда передавалась из поколение в поколение, а похищения детей были не редкостью, но каждый раз у главы дома Ньерда добавлялось седых волос на голове. Торсон поклялся, что вернет Магнуса целым и невредимым в обмен на саму Гудрун. Этот обмен стал самым худшим на свете испытанием для всего дома Ньерда и для самого юноши.

Когда он шел навстречу матери по полю и с ней рядом не было ни единого человека, он не знал, на что именно она согласилась. Убедившись в том, что с сыном все в полном порядке, Гудрун надела на его шею свой кулон и приказала как следует сжать его в руках. Через секунду Магнус был не в объятиях матери, а стоял посреди своего поместья на глазах у изумленного отца и братьев.

В следующие шесть дней дом Ньерда и родственные им кланы стояли на ушах. Выбить Гудрун из рук Торсона пытались разными способами, но ничего не помогало. Места себе не находил Рагнар, с ума сходил Асгейр, но хуже всего было самому Магнусу, который считал, что не уберег мать, подверг ее опасности и был виновен во всем.
Гудрун вернулась. Она всегда возвращалась. Едва живая, не стоящая на ногах, в крови, синяках, ранах и следах всего того, что ей довелось пережить. Впрочем, то, что ей довелось пережить, до сих пор известно лишь самой Гудрун и Рагнару. Детей в это не посвящали, Магнуса ни в чем не винили и уже через неделю глава дома Ньерда впервые спустилась на завтрак и погладила сыновей по волосам.

В тот страшный месяц Магнус вдруг осознал, что он значит для матери ничуть не меньше, чем Асгейр. Она знала, на что шла и готова была отдать не жизнь – свой статус, свою честь, свое спокойствие и свое благосостояние ради сына. Он и злился на мать за это, и любил еще сильнее одновременно. Мальчик неожиданно осознал причину, по которой наибольшую важность в его доме представляла сила. Только сила духа его матери спасла его самого, только сила духа отца не позволила дому пасть в считанные дни, только грубая сила могла защитить его самого, его брата и членов дома. Тогда, Магнус впервые в жизни пришел к отцу и потребовал тренировать его. Он хотел быть достойным родителей и суметь защитить себя самостоятельно в момент нужды. Когда же он понял, что из тренировок мало, что выходит, Магнус решил направить свои таланты в другое русло. Он уже в ранние годы проявлял весьма явные таланты в рунической магии. Так что, когда мать с отцом в очередной раз собрались на какую-то битву, он подарил Гудрун рунический амулет, который она приняла скорее из вежливости, но который в решающий час спас ей жизнь. Когда родители вернулись домой, Магнус увидел тот самый взгляд, которым мать всегда смотрела на Асгейра.

Наследникам великого клана не суждено познать таинства любви. И большинство наследников знают это, принимают как должное и не противятся. Магнус знал, но принимать как должное не хотел. В то же время, он был достаточно умен, чтобы никому не раскрывать того факта, что встречается с девушкой из либерального клана. С точки зрения Гудрун и Рагнара это было совершенно недопустимо и попросту немыслимо. Поэтому, когда они все-таки узнали, дом сотряс грандиозный скандал. Магнусу был двадцать один год, он давно уже окончил школу и говорил на равных с матерью, отцом и Асгейром, потому что его удивительные навыки в рунической магии не раз спасали им всем жизни. Младший сын четы Ньерда никогда не был на передовой, зато тылы он обеспечивал очень надежно и это было бесценно. Помимо этого, он преподавал в школе Совета в общих чертах имел явные предпосылки к тому, чтобы стать уважаемым человеком. Но либералку ему не простили. И в скором времени Магнус вынужденно женился на девушке из дома Фригг.

Брак не задался. Магнус согласился на союз только чтобы не тревожить мать и не выходить на открытый конфликт с семьей, но то, что происходило в их доме было чудовищным и ни один вменяемый человек не смог бы этого терпеть. Крики, скандалы, бесконечные придирки и конфликты. Живший в атмосфере понимания и взаимоуважения в своем собственном доме, юноша не мог терпеть подобного положения вещей и все чаще пропадал то на работе, то в доме родителей, то в объятиях своей либеральной подруги. Вот почему, когда она умерла, Магнус полностью потерял контроль. Он кричал на мать, обвиняя ее в расправе, он сжигал все мосты, он не желал никого видеть и слышать и полностью разорвал отношения с семьей. Убедить его в том, что девчонку Гудрун не трогала, как не трогал никто из клана, ему было совершенно невозможно и все последующие годы Магнус прожил в обиде и ненависти, будучи убежденным, что нож в спину ему всадили самые близкие люди.

Его брак все так же трещал по швам. Совершенно неизвестно, каким образом в таких условиях жене Магнуса удалось забеременеть, но Сигмар родился очень похожим на своего отца в детские годы, так что, сомнений ни у кого и не возникло. Постродовая депрессия лишь ухудшила состояние жены Сигмара и вскоре он решился на отчаянный шаг: он проклял свою жену. Суть проклятия заключалась в том, что женщина могла просыпаться и приходить в себя только в лунные ночи. Стоило только луне зайти за тучу, как она тотчас же превращалась в спящую красавицу. Хотя красивой Магнус эту женщину не считал.

Это был рывок, попытка разомкнуть порочный круг. Мужчина устал. Взяв на руки своего сына, он сам лично передал его в руки своей матери, зная, что никто так не позаботится о сыне, как она и никто не предоставит ему большей безопасности. К тому времени сама Гудрун родила дочь, которая по возрасту была ровесницей Сигмара, так что, скучать мальчику точно бы не пришлось.

Сам Магнус переехал в Рейкьявик и продолжил преподавание в школе Совета. С семьей, а особенно с матерью, он по-прежнему предпочитал не общаться, появляясь лишь на выходных, чтобы проведать сына. Юноша все глубже уходил в исследование тонких магических материй, совершенствуя свою магию и в один из экспериментов со спа, Магнус добрался до того, что хотел знать больше всего. И он узнал. Что его мать никогда не убивала его возлюбленную, а сделали это разгневанные родственники, узнав о том, что девушка находится в положении. Это перевернуло весь мир мужчины и он готов был поклясться, что мать его никогда не простит.

Гудрун простила и даже очень легко, взмахом руки отменив все причитания, долгие расшаркивания и извинения. Она пригласила сына остаться на ужин, а затем и вернуться в поместье, но Магнус отказался, потому что после всего, что было, ему нужна была новая жизнь. Контакт с семьей он, разумеется, не терял, общался с сыном и сестрой, но продолжал жить в Рейкьявике и преподавать в школе Совета.

Все поменялось в день, когда старший брат Магнуса – Свейн совершил покушение на Гудрун, дважды воткнув в нее отравленный клинок. Новость далеко не сразу дошла до Магнуса, но когда дошла, он среди первых оказался на пороге поместья, силясь помочь. Регентом стал Асгейр, а ему помогать было не нужно, так что юноша со всеми целителями делал все возможное, чтобы Гудрун пришла в себя. Усилиями целителей из Хелей, она пришла, спустя четыре месяца.

Этот случай не то, чтобы поверг Магнуса в шок, но заставил его задуматься о том, что времена поменялись и его семье грозит опасность. Всей его семье, потому что совершенный акт насилия был дружно признан происками либералов. Свейн и впрямь имел либеральный уклон, но конфликт его с матерью базировался не на этом. Так или иначе, но месяц спустя покушения на мать, пять лет назад, Магнус переступил порог родового поместья, чтобы остаться в нем, если не навсегда, то очень надолго, потому что если мужчина и усвоил какие-то истины за время своего длительного отсутствия, то одна из этих истин гласила, что ничего важнее семьи в жизни нет и быть не может.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
* У Магнуса два старших брата – Асгейр и Свейн и одна младшая сестра – Фрейя;
* Магнус очень талантлив в рунической магии для своего возраста, создает рунические артефакты и в этом очень близок со своим дядей – Ассбьерном;
* Магнус искренне любит свою семью и очень к ней привязан, ему просто нужно было время, чтобы прийти в себя, понять, чего он стоит без громкого имени своих родителей и на что способен. А способен он на многое;
* Мужчина создает рунические артефакты для членов клана, которые они используют в бою, но сам он в этой области весьма посредственен;
* Способность Магнуса пассивная. Какая именно – на Ваше усмотрение, но мне бы хотелось, чтобы эта способность увеличивала его интеллектуальные навыки;

СВЯЗЬ
Гостевая и лс

0

6

BALDR WODANSSON, 45 ЛЕТ Дом Вотана | Наследник | Чистокровный
• • • • • • • • • • • • • • •
https://68.media.tumblr.com/34bf947b37237713022767575b8885cf/tumblr_oou4i3PBsw1w2pqkqo2_500.gif[Joseph Morgan (вариативно)]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Сколько нас помню, мы всегда были одним целым. Во всех начинаниях, во всех самых важных решениях, во всем.
Даже когда детьми мы бегали по саду и многие отказывались играть со мной, потому что я принадлежала Всеотцу  и любая обида могла привести к дурным последствиям, ты оставался со мной. Лидер, душа компании, центр дома Вотана и неприкосновенная. Ты никогда не называл меня так. Ты никогда не акцентировал внимания на моей принадлежности к касте жрецов, хотя и знал лучше меня, что это значит. Благодаря тебе я была счастлива в детстве, благодаря тебе я смогла быть просто девочкой, благодаря тебе я познала все детские шалости, ответственность за которые ты брал на себя с тем, чтобы меня не наказывали. Это я носила тебе конфеты под покровом ночи, если тебя лишали сладкого на ужин за заколдованную соседскую собаку. Это я разрешала тебе прятаться в святилище, когда отец искал тебя с тем, чтобы отправить на занятия по французскому. Это я лечила твои раны после тренировок. Это я поняла, что люблю тебя больше жизни, Клана и больше самого Всеотца.
Мы были счастливы? Иногда мне кажется, что я этого не помню, но так я просто обманываю себя с тем, чтобы во время воззваний к Вотану не держать перед глазами мгновения, когда нам позволено было быть вместе. Мы были очень счастливы, не понимая, что метка на моем предплечье – приговор для любой любви, отношений и будущего. Ты противился. Ты всегда был таким – никогда не сдавался, не шел на уступки и решал вопросы силой, если это было нужно. В будущем это позволит тебе стать лучшим из воинов клана, но тогда это лишь гневило отца. Я молчала. Я знала, что нам никогда не позволят быть вместе, потому что я обещана другому и с ним не мог посоревноваться никто, потому что это был сам Всеотец.
Ты не пришел на церемонию принятия меня в жреческую касту. Это было выше твоих сил. Я не осуждала тебя. Я плакала всю следующую ночь, думая, что мы никогда больше не увидимся, но не осуждала.
Мы увиделись. Потому что в ту же ночь ты нарушил все заветы святилища и святотатство, которое мы совершили, вряд ли когда-нибудь будет нам прощено. На утро я приняла твой обет не жениться ни на ком, пока ты не найдешь выхода для нас.
С тех пор прошло уже много лет. Ты не женат и я все еще верю в данное тобой обещание. Наша связь не прервалась и хотя многие молчаливо осуждают меня за это, мне наплевать. Потому что я никого не люблю так же сильно, как тебя и я уверена, что Вотан давно простил мне это.
Из юноши, который не привык сдаваться и шел до конца, ты вырос и превратился в мужчину и наследника, каким тебя всегда желали видеть, в воина, в котором всегда нуждался наш клан. Я горжусь тобой, ты же знаешь? Каждый раз, когда я возлагаю на тебя руки, давая благословение на очередную битву, каждый раз, когда ты приходишь ко мне за советом и каждый раз, когда раны твои слишком глубоки, чтобы справиться с ним в одиночку, я горжусь тобой и верю в тебя больше всех прочих.
В стремительно изменяющейся Исландии, где брат уже готов идти против брата, где предают Богов и льют кровь во имя ценностей, которые никогда не были нам близки, я верю, что ты станешь тем, кто сможет выстоять против святотатства, предательства, лжи и подлости. Я верю, что ты станешь тем, кто сохранит баланс.
А я?
Я сделаю все, чтобы сохранить тебя. Ведь пока Вотан слышит меня, я буду молиться о том, чтобы с тобой ничего не случилось.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
* Бальдр – единственный сын сравнительно молодой для колдунов главенствующей четы клана Одина. Его назвали в честь сына Всеотца с его супругой Фригг, светлейшего из асов.
* Если бы Раннвейг не была жрицей – велика вероятность, что ей позволили бы быть с братом, потому что близкородственные браки для кланов в такой маленькой стране, как Исландия – не редкость.
* Бальдр не женат и это становится проблемой, потому что раз от раза отец напоминает единственному отпрыску о важности преемственности и силится женить его хоть на ком-нибудь.
* Бальдр – душа компании, его обожает клан Вотана и большинство родственников за его пределами, потому что будучи наследником, мужчина никогда не строил из себя белоручку и неженку, активно участвовал в военных конфликтах, получал ранения вместе со всеми и не ставил себя выше других. Его очень чтут и очень уважают. Многие знают о его отношениях с сестрой и никто не смеет его осудить.
СВЯЗЬ
ЛС и гостевая

0

7

Eyþór Njörðrson, 120 y.o          Дом Ньерда | Судья в Совете | Чистокровен
• • • • • • • • • • • • • • •
https://68.media.tumblr.com/bb9f8593a11cd7ed9b357827256843ac/tumblr_o69p5pzrZg1qiyullo6_250.gif  https://68.media.tumblr.com/ed13c897258cd46add5e9d31967fea6e/tumblr_o69p5pzrZg1qiyullo2_250.gif[Clive Standen]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Эйтур родился в весьма уважаемом семействе дома Ньерда. Его отец был правой рукой главы клана и совершенно неудивительно, что мальчик рос вместе с наследниками главы, вместе с ними бил колени, воровал яблоки, баловался способностями, учился и воспитывался. У главы было много детей, но самой старшей, ровесницей Эйтура, была Гудрун, которой в будущем предстояло занять место своего отца. Семья Эйтура была весьма консервативна, и потому на девочку он смотрел с насмешкой, не воспринимая ее как равную, несмотря на ее титул наследницы, по крайней мере, до тех пор, пока она не дала ему фору в стрельбе из пистолета и не наваляла хулиганам из числа смертных. С тех пор они были лучшими друзьями, проводили много времени вместе и хотя дух соперничества не оставлял их на протяжении многих лет, рассорить их, казалось, не могло ничто. Это, порой, играло с Эйтуром злые шутки, потому что Гудрун нередко становилась объектом интереса враждебных кланов, ее похищали, ранили, ею шантажировали ее отца, а Эйтур становился случайной жертвой этих мероприятий просто потому что в нужное время оказывался рядом. Против этой дружбы время от времени восставал его отец, хоть и не слишком явно, потому что портить отношения с главой клана – плохая идея. Тем не менее, мальчик, а затем и юноша, получал рекомендации держаться подальше от Гудрун, ее младшей сестры и трех младших братьев.

Когда стало ясно, что они уже не просто друзья, а что-то большее? Когда Гудрун исполнилось шестнадцать и Эйтур пригласил ее на свой выпускной из школы. Первая влюбленность казалась вечной, юношеский максимализм говорил, что они смогут преодолеть любые препятствия на пути к счастливому совместному будущему. Это, конечно, была абсолютная чушь, потому что Гудрун была и оставалась наследницей, ее будущее было предопределено и совершенно очевидным оставалось, что даже самому уважаемому в доме Ньерда семейству, глава предпочтет брак дочери с младшими сыновьями глав других домов. Об этом было известно как самой Гудрун, так и Эйтуру и если первая была воспитана таким образом, что ей сложно было сопротивляться вековым устоям и на это ее не могла подвигнуть даже любовь, то второй думал даже над возможностью бежать из страны, что было уж совсем безумием.

Начало конца их отношениям положила помолвка с младшим сыном главы дома Одина – Рагнар Одинссон казался отцу Гудрун куда более привлекательной партией. Точнее сказать, это была для него единственно-возможная партия, потому что об отношениях дочери с сыном своего собрата, он, может быть, и слышал, но относился к этому философски: молодости была позволительна глупость любви, а Гудрун была воспитана таким образом, что все прекрасно знали – противиться воле отца она не станет. Особенно в отношении вопросов, которые прямо влияли на ее возможность наследовать дому Ньерда.

К тому времени, как Гудрун вышла замуж за Рагнара, обстановка при морском дворе складывалась весьма неоднозначная. Старшая дочь была признанной наследницей, но у главы было трое сыновей от второй жены и иным казалось, что будет лучше, если дом в очередной раз возглавит мужчина. Поддерживалась эта идея и матерью мальчиков, что создавало вполне определенную опасность для самой Гудрун. Отец Эйтура придерживался группировки наследника-мужчины, а сам Эйтур, все еще не излечившийся от своей любви, не придерживался никаких группировок вообще.

Отношения Гудрун и Рагнара в браке не ладились. Супруг был ущемлен своим статусом приложения к наследнице и редко появлялся в ее обществе, заводил любовниц, пил и был завсегдатаем всех злачных мест Исландии. На официальных мероприятиях они появлялись вместе, но это был предельный максимум их отношений. Совершенно неудивительно, что об этом знал Эйтур, пытавшийся восстановить отношения и убедить Гудрун в том, что ей не нужен такой супруг.

Впрочем, вскоре всем им стало не до отношений вообще. Отец Гудрун пал в бою и хотя она была наследницей дома, началась междоусобица, в которой от Эйтура требовалось сделать выбор – поддержит ли он девчонку, или встанет на сторону своего отца. К счастью для самого мужчины, он сделал верный выбор и, ни на что не надеясь, стал при Гудрун самым верным и преданным сторонником, союзником и соратником. Рядом с нею не было мужа, а каждый ее мнимый сторонник мог оказаться предателем. В контексте этой ситуации сторонники девушке были нужны как никогда, особенно такие, как Эйтур.

Он защищал ее всеми силами. Как и все те, кто был поистине верен Гудрун. Она носила ребенка от другого мужчины, который все это время пренебрегал ее нуждами, но Эйтур все равно ее защищал. Уже тогда в нем возникли чувства иного толка – чувство долга, ответственности и верности, где любовные страдания уходили на второй план. В доме Ньерда их всех учили этому. Сначала дело – затем эмоции. Эйтур и поныне считает, что именно эмоции его и подвели. Потому что вопреки всем стараниям, на пиру после принятия трона отца, Гудрун отравили, она потеряла ребенка и еще несколько дней была на грани жизни и смерти.

Рвать на себе волосы не имело никакого смысла, но Эйтур был одним из тех, кто не убеждал – умолял Гудрун отдать приказ о казни братьев. Он был готов сам исполнить этот приказ, потому что знал, что только так молодая глава клана будет в безопасности. Дожидаться приказа от Гудрун не пришлось. Потому что на Йоль головы ее братьев безо всякого приказа преподнес ей ее муж.

Эйтур не любил Рагнара. Прежде всего потому что он любил Гудрун и считал, что она заслуживает гораздо большего, чем муж, который шляется по кабакам, шлюхам, попирая этим честь жены и клана, которому он принадлежал. Кроме того, Рагнар был прославленным на всю страну воином, а вместо того, чтобы защитить жену, он все время просто отсутствовал дома и даже не пытался помочь. Его поступок поменял все. Рагнар сделал то, что должно было сделать, и на что не решался даже самый отважный сторонник Гудрун. Эйтур ушел, признавая, что оставил девушку в надежных руках.

Ушел он, впрочем, ненадолго. Он поселился на севере страны, днем и ночью тренировался, улучшал магические навыки, проще говоря, делал все, что могло бы отвлечь его от мыслей о Гудрун. Это помогло. Через три года он вернулся в клан, предстал перед главой, которая теперь твердо стояла на ногах и получил место члена боевой группы, потому что ближе пускать его девушка попросту боялась, да и сам Эйтур все еще время от времени ощущал на себе тягость их совместного прошлого.

Все изменилось в одночасье, когда на одном из совместных празднований мужчина встретил Асбьерн – дочь дома Одина, воинственную, но женственную, пылающую как огонь во тьме и столь же нежную. Она была девицей на выданье и за ней в очередь вставали толпы мужчин. Эйтур до сих пор считает чудом, что она выбрала именно его, их брак был одобрен главами обоих домов и вскоре мужчина привел в свой дом молодую и прекрасную жену.

Отношения с Гудрун выровнялись окончательно через несколько лет. Просто однажды на прогулке они обсудили свои юношеские страсти и разумно пришли к выводу, что все уже прошло и было хорошим уроком им обоим. У Эйтура к тому времени уже были близнецы, он был счастлив в браке и ни на что не претендовал. Несмотря на совместное прошлое, им удалось сохранить крепкие дружеские отношения и мужчина стал для Гудрун человеком, которому она может полностью доверять, что встречалось не так уж часто. Особенно теперь, когда Исландия стоит на пороге войны.

Гудрун и Эйтур ныне все так же близки: они дружат семьями, их дети вместе росли и ходили в школу, они бились плечом к плечу и между ними действительно нет ничего, кроме абсолютной верности, крепкой дружбы и доверия. Вот уже почти тридцать лет Эйтур занимает место судьи в Совете, что считается большой честью. Безусловно, мужчина входит в ближайший круг соратников Гудрун и покинет его только со смертью. Их отношения, пожалуй, время от времени разбиваются лишь шутками о том, что смерть эта не так уж далека от них, как они считали раньше. Война не щадит никого. Но Эйтур и Гудрун готовы к этому, как никто другой ни в одном из одиннадцати кланов.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
* Это заявка не в пару. Правда, не в пару. Будем считать, что я из тех людей, которые верят в искреннюю дружбу между мужчиной и женщиной. Такая дружба объединяет и Гудрун с Эйтуром;
* Будет здорово, если на внешность своей жены вы возьмете Моргану Полански. Эта пара из «Викингов» великолепна и мне кажется, что они прекрасно могут быть адаптированы к реалиям нашего проекта;
* Способность на ваше усмотрение, но в доме Ньерда будет сложно вписаться с НЕ боевой способностью, потому что клан весьма воинственен и вооруженные конфликты у них постоянно;
* Эйтур состоит в отличных отношениях с мужем Гудрун. Они нередко бились вместе, помогали друг другу и спасали жизни. Теперь они вместе могут обсудить жен, напиться и набить друг другу морды из-за вопросов политики и религии;
* У Эйтура есть дети. Возможно, много детей. И эти дети росли вместе с детьми Гудрун;
* Супруг Гудрун и жена Эйтура ничего не знают об их отношениях и вряд ли когда-нибудь узнают;
* Отец Эйтура погиб в одной из стычек периода междоусобицы. Они никогда не были близки, но погребальный костер мужчина зажег сам;
* Эйтур консерватор до мозга костей и нецензурно бранится при упоминании иностранной ереси, охотников, грязнокровок;
СВЯЗЬ
Гостевая, лс.

0

8

Kristberg Freyrsson, 18 y.o.Дом Фрейра | Глава дома | Чистокровный
• • • • • • • • • • • • • • •
https://78.media.tumblr.com/64c6c87095a1a14a02a488063063c976/tumblr_o64u34ZkPH1skk9qoo2_250.gif  https://78.media.tumblr.com/7ed632c5602bcecc622469348f5c1ced/tumblr_o64u34ZkPH1skk9qoo4_250.gif[Max Irons]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •

Эйтоур Фрейрссон – 104 года, бывший регент Кристберга до достижения им совершеннолетия. Воспитывал будущего главу в своем собственном доме, как родного сына, управляя делами клана. Формально не является регентом более, но выпускать власть из рук не хочет;
Харальд Фрейрссон – родной сын Эйтоура, близкий друг Кристберга, погиб полтора года назад от руки охотников. Стараниями регента смерть его была признана делом рук уличных хулиганов, в чем Эйтоур убеждал как будущего главу, так и весь клан. Сам юноша в бред о хулиганах не поверил и поклялся отомстить за павшего друга, как только представится возможность;
Гудбьорг Фрейрсдоттир – 20 лет, родная дочь Эйтоура, сестра-близнец Харальда, с которой он был вместе в ночь своей гибели. Охотниками была подвергнута насилию, выжила, убила нескольких из нападавших и долгое время пыталась доказать, что напали на них именно охотники. Безуспешно. Психически нестабильна, боится чужих прикосновений, ведет собственную охоту на охотников, не заботясь о личной безопасности. С подачи бывшего регента – невеста Кристберга;


Ты – трусливый подонок и я ненавижу тебя, Кристберг Фрейрссон, всей своей выжженной душой.
Пусть другие радуются тебе, любят тебя, считают своим другом и зовут на вечерние прогулки, но я знаю, что это виноват во всем, что случилось с нашим кланом, со мной и моим братом. Ты называл его своим другом, но ты лгал. Он погиб из-за тебя. Многие в нашем клане погибли из-за тебя и еще многие погибнут, потому что вместо того, чтобы исполнять свой долг и быть верным своему Богу-покровителю и идеям консерваторов, ты позволил себе быть ребенком, мальчишкой и просто глупцом. Мой отец рушил наш клан, а ты ничего не сделал. Я ненавижу тебя, Кристберг Фрейрссон всей своей выжженной душой.
Я ненавидела тебя всегда. С тех пор, как твои родители погибли не то в клановой войне, не отправившись к эльфам, а ты, совсем малышом преступил порог нашего дома, я ненавидела тебя и дышала этой ненавистью. Ведь сначала ты отобрал у меня отца и мать, которые заботились о тебе, как о своем собственном сыне, а затем отобрал единственного по-настоящему близкого человека: моего брата Харальда. Он был моим. Только моим и ничьим больше. Я не собиралась его ни с кем делить. Ты его забрал. За это я тоже тебя ненавижу.
Я ненавидела тебя, но я была одинока в этих чувствах. Потому что взрослые не могли тебя ненавидеть. Ты был венценосным мальчиком всегда. Твои отец и мать погибли, или пропали, или Фрейр знает, что еще, но ты был юным главой и никто не смел тебя недолюбливать. Тебе сочувствовали, тебя жалели, тебя убеждали в том, что все будет хорошо и обязательно наладится. Не солгали. Наладилось. Ты быстро нашел себе друзей в лице детей из других домов, в том числе домов консервативных. Общительный, энергичный, улыбчивый и харизматичный мальчик очень скоро произвел сильное впечатление на своих сверстников и детей постарше, очень скоро сошелся с ними, очень скоро нашел общий язык и последующие годы проводил в неизменных приключениях по всей стране.
Тебя мало волновала политика. По крайней мере до тех пор, пока ее не стало так много, что не замечать ее более не представлялось возможным. Сколько тебе было, когда ты попытался разобраться во всем впервые? Четырнадцать, пятнадцать? Мой отец не отказал тебе в этой чести. Он объяснил расстановку сил, рассказал о союзе консерваторов и либералов, поведал о проблемах, которые сотрясали всю страну и грозили вылиться в громкое противостояние. Тогда же в тебе впервые возник резонный вопрос, который так и не был озвучен. Почему дом Фрейра следует политике либерализма, если эта политика ошибочна и ложна? Таково было решение твоего регента, моего отца, Эйтура. Был ли факт твоего явного консервативного уклона следствием общения с детьми консерваторов, или это были твои личные мысли и ничьи больше, теперь уже никто и не скажет. Но чем глубже ты погружался в пучину политической науки, тем лучше ты понимал, что не желаешь, чтобы твой клан предавал своего Бога и своих предков. Это было неправильно.
Но тебя никто не спрашивал. Ты был всего лишь мальчишкой, которого регент отчаянно пихал либеральными взглядами, пусть ты и не был к ним более восприимчив. В попытках отстоять свои консервативные взгляды ты рос и взращивал в себе уверенность в своей правоте. Затем ли ты отправился в горы, к эльфам, к народу издавна принадлежащему твоему Богу, чтобы убедиться в своей правоте и одобрении Фрейра? Известно одному лишь тебе и о результатах твоего похода в царство эльфов до сих пор неизвестно никому, кроме тебя самого. Но ты не заблудился. Не поддался эльфийскому мороку. Не вкусил еды и не выпил воды, предложенной тебе эльфами. Ты вернулся с фамильяром на плече и понял, что единственная твоя задача – вернуть твой клан под покровительство вашего Бога.
Ты убедился в правоте своих мыслей еще и тогда, когда страну потрясло страшное преступление. Двое колдунов из твоего клана – я и мой брат, на вечерней прогулке столкнулись с охотниками, которые не побрезговали убийством детей. Харальд пал, пытаясь защитить меня. Я прошла все круги ада, прежде чем мой дар поддался мне и я в ярости сожгла тех мерзавцев, что не успели убежать. Я качала брата на своих руках несколько часов до прибытия карателей. А затем пыталась убедить всю страну в том, что охотники существуют и это сотворили они. Я ничего не доказала. Ни криками, ни слезами, ни выступлением на Совете, ни ненавистью к своему отцу и к своей матери. Я ничего не доказала врачам. Я ничего не доказала своему психиатру. Мне не верил никто.
Парадоксально, но мне поверил ты. Единственный, кто не внял речам моего отца и не решился списывать такое ужасающее злодеяние на безликих хулиганов. Ты пытался расспросить меня, узнать, убедить в том, что ты хочешь помочь и отомстить за смерть Харальда, но я не слышала тебя. Ты дважды отобрал у меня брата, сначала войдя в наш дом, а затем будучи не в силах управлять кланом без регента. Это было глупо? Да, почти безумно. Как и вся моя жизнь.
Ты окончил школу Совета минувшим августом, прошел ритуал посвящения в главы и, наконец, встал во главе клана, первым указом запретив членам твоего дома заключать браки со смертными и грязнокровками. Реакция последовала незамедлительно, ведь клан почти двадцать лет был под управлением либерального лидера в лице твоего названного отца. Конечно, он был недоволен. Конечно, он силился на тебя повлиять. Конечно, он злился. Но стержень в тебе оказался сильнее, чем нам всем казалось.
Я ненавидела тебя всегда, Кристберг и мне кажется, что так и будет. Вечно. Моя ненависть лишь усилилась новостью о том, что мне предстоит стать твоей женой. Зачем ты согласился? Зачем ты сказал «да» моему отцу? Я не знаю. Не хочу знать, даже если ты преследуешь самые благородные цели мести за павшего друга, что всегда заботился обо мне и за его сестру, которую он любил, к сожалению, гораздо больше жизни.
Тебе предстоит сложное будущее, но не исключено, что будущее великое. Твой регент разрушил многое из того, что строилось веками. На твои плечи ляжет не только открытое противостояние с ним, но и восстановление того, что пало под его либеральным влиянием.
Я – не политик. Мне неизвестно, что из этого выйдет. Но я поклялась себе, что не успокоюсь, пока не уничтожу каждого из охотников на этой земле, прежде чем заставить своего отца захлебнуться в крови. И в этой точке цели наши и наши жизни пересекаются, как никогда прежде.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
Я не преувеличу, если скажу, что мы ждем этого персонажа едва ли не всем проектом, потому что он очень значим для всего молодого поколения колдунов и находится в положении главы, что немаловажно для того, кто хочет быть услышанным. Не удивительно, что на кануне войны в обществе, где даже сорокалетние колдуны почитаются за детей, голоса тех, кто младше полувека звучат слишком тихо, чтобы на них обращали внимание. Кристберг – тот, кто сможет и должен донести мысли молодого поколения до Совета и его членов, потому что они вынуждены его слушать хотя бы с формальной точки зрения. Хотя на момент начала игры он будет для всех них просто мальчишкой, не способным ничего решать и ему придется многое сделать, чтобы добиться уважения Совета.
Я не предполагаю, что отношения Гудбьорг и Кристберга навсегда останутся на минусовом полюсе. Гудбьорг – убежденный консерватор, она всей душой ненавидит своего отца и презирает мать. Как только ей станет известно, что ее жених тоже придерживается консервативных взглядов, это заставит ее иначе взглянуть на ситуацию и если не полюбить Кристберга всей душой, то уж точно оказать ему посильную помощь во всем.
Проходит по сюжетной акции: Акция: колдовские кланы
СВЯЗЬ
В мгновение ока прибегу в гостевую, или в лс, или куда угодно еще.

0


Вы здесь » wild hunt » partnership » Lag af guðum