MINDY CAHILL пишет:
Человек существо уникальное. Известно множество случаев, когда в экстремальной ситуации люди были способны нарушить все законы физики и матушки-природы. Пойти на перекор правилам которые существовали в этом мире и сделать то, что считалось невозможным. Минди множество раз слышал о историях, когда один человек был в состоянии поднять машину, бежать с такой скоростью, которая даже не снилась олимпийским спортсменам или выживать после таких ранений, что врачам оставалось лишь разводить руками и говорить, что это чудо. Потому что найти другие, разумные объяснения, которые бы четко поддавались правилам было просто невозможно.
сюжет гостевая инфо faq нужные расы внешности правила персонажи хочу к вам

wild hunt

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » wild hunt » partnership » KOREAN ACADEMY


KOREAN ACADEMY

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s5.uploads.ru/jKHoG.png

0

2

http://s2.uploads.ru/J10Gv.png

0

3

http://sh.uploads.ru/9qKs2.png

0

4

http://s9.uploads.ru/RhUe3.png

0

5

заявка от Kim Joonmyun

http://s9.uploads.ru/t/T25xO.gif

Do Kyungsoo
До Кёнсу

D.O

Профессия в реальности
мембер exo.


· ХАРАКТЕР/БИОГРАФИЯ/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ·

Взрослый не по годам – это определенно про До Кёнсу. Дио с самого детства отличался серьезностью и скрупулёзностью по отношению к вещам, которые его сверстников совсем не волновали. Он до смешного чистоплотный и аккуратный, а о его любви к порядку и структурированию можно слагать легенды, из-за чего порой жизнь с ним под одной крышей становится не самой легкой миссией, особенно учитывая то, насколько он упрям и уверен в том, что его жизненные приоритеты априори правильны. Каждой его вещи отведено отдельное место, которое не меняется из года в год, а каждый его день в его мыслях расписан до самых незначительных деталей. Он не любит шум и действительно наслаждается тишиной и спокойствием. Нельзя сказать, что Кёнсу – человек необщительный и закрытый, ни в коем случае. Он ценит своих немногочисленных, но верных друзей, но не выносит, когда в его личное пространство вторгается кто-то посторонний, особенно если этот кто-то отличается особой назойливостью. При встрече с такими людьми ангельскому терпению Дио приходит конец, и он взрывается, превращаясь в маленького дьяволенка с пронзительным взглядом, который готов крушить все на своем пути. Но это не делает его плохим человеком в чужих глазах. Сухо и вовсе уверен, что Кёнсу – лучшее, что случалось с этим миром. Дио удачно сочетает в себе такие положительные качества, как доброта, искренность и честность. Ему действительно нравится заботиться о любимых людях и делать все возможное для создания их комфорта. Кёнсу – юноша не слишком разговорчивый, правильнее даже выразиться, удивительно молчаливый. Он говорит только по делу, но его слова всегда звучат к месту, поэтому окружающие с радостью к нему прислушиваются. Дио в меру любопытен и любознателен, и его маленькие жизненные открытия приводят его в неописуемый восторг, который тут же отражается в его огромных и по-детски наивных глазах. Стоит отдельно поговорить о его манерах. До огромное внимание уделяет правилам этикета и всегда разочаровывается, если его знакомые нарушают их в его присутствии. Он вежлив, доброжелателен и учтив с каждым знакомым, чем моментально располагает к себе, но длится это ровно до тех пор, пока собеседник не начинает его раздражать по уже известным причинам. Дио с огромным трепетом относится к своим привычкам, различным традициям, а также семейным ценностям, которые привили ему его внимательные родители. Он чувствителен и даже в некоторой мере обидчив, и, несмотря на его проблемы с контролем гнева, у него чистая душа и очень нежное сердце. Однако не так давно Кёнсу нашел способ избавления от ненужной агрессии и со всем своим юношеским энтузиазмом ударился в кулинарию. Дио поразительно нравится готовить, и он находит в этом прекрасный способ сохранения спокойствия в стрессовых ситуациях.
Семья До отличается большим достатком и является весьма известной в высших кругах Сеула, как и семья Сухо, поэтому познакомились они задолго до поступления Кёнсу в академию и сохраняли нейтрально-приятельские отношения на протяжении долгого времени. Когда Дио стал учеником старшей школы, Чунмён заметил его и занял роль его заботливого сонбэ, что способствовало их большему сближению. И именно Ким привел в компанию старших своего младшего друга, который не так уж быстро нашел общий язык с дружной компанией Сухо в силу совершенно непохожих характеров ее членов. Ему пока тяжело привыкнуть к тому, что его регулярно пытаются расшевелить или склонить к каким-то не свойственным ему действиям, но ему определенно нравится его нынешний круг общения.

· ТРЕБОВАНИЯ/ОБЕЩАНИЯ ·

Просто приходите, правда. Я полностью ручаюсь, что Вы не пожалеете, потому что Вас тут ждет целая компания замечательных игроков, которым безумно не хватает Додо. Будьте уверены, что без игры Вы не останетесь, потому что мы обещаем Вам интересные сюжеты, направленные на развитие персонажа, а также прочие приятности в виде графики и душевного общения. Мы совсем не ограничиваем Вас в видении персонажа, конечно же, вдобавок ко всему прочитанному Вы можете наделить Кёнсу [который, к слову, должен быть первоклассником] теми чертами характера и увлечениями, которые хотите в нем видеть сами. Единственные наши требования ничем не отличаются от стандартных – это, разумеется, грамотность, качество постов и стабильный онлайн. Вдохновения Вам.  http://i.imgur.com/uQGafjm.png

· ПОСТ ЗАЯВИТЕЛЯ ·

[пост, как вы уже догадались, мой, но, если Вы желаете, мы можем предоставить Вам посты остальных Ваших потенциальных соигроков]
Он старается сделать дверной хлопок как можно тише, чтобы лишний раз не пугать Минсока. Они живут в этом месте уже месяц, но все равно прислушиваются к каждому шороху и вглядываются в каждый угол, боясь увидеть затаившихся там врагов. Жизнь в вечном страхе развивает манию преследования и заставляет рассудок постепенно рассыпаться на части, но они держатся, пытаясь убедить не только друг друга, но и самих себя в том, что все будет хорошо.
Мир Чунмёна всегда был очень маленьким, по-настоящему крошечным, не выходящим за пределы размеренного течения его жизни. В его мире не было места вещам, не поддающимся его понимаю. Он никогда не отвергал того, что было ему чуждо, но старался сторониться и избегать этого. Он не знал точно, почему снова и снова поступал так, упуская ценные возможности вырваться из порочного круга рутины, в который он попал еще подростком, когда идеально воплощал собой понятие «хороший парень – примерный ученик», но что-то в привычном всем слове «перемены» невыносимо пугало его. То ли он боялся лишиться того, что судьба подарила ему [хорошая семья, неплохая работа и масса свободного времени, которое он посвящал любимым занятиям – это ли не счастье], а то ли просто не хотел двигаться вперед, предпочитая топтаться на месте и довольствоваться тем, что он имел. Но его небольшой и спокойный мирок разрушился в ту самую секунду, когда ему пришлось столкнуться с тем, что изменило его жизнь до неузнаваемости.
Чунмён, будучи ребенком, часто представлял, будто имеет некую силу, отличающую его от всех, но с возрастом он напрочь растерял способность мечтать о том, что не укладывается в голове. И он бы никогда не вспомнил о том, что когда-то давно хотел помогать людям, как супергерой, если бы в квартире его соседки однажды ночью не случился пожар. Чунмён слабо помнит, что тогда произошло, в его памяти остались лишь обрывки того, как он врывается в горящее помещение, которое тотчас же начинает заливать водой. Пожарные удивленно разводили руками, оказавшись не в силах объяснить, почему к моменту их приезда огонь был почти полностью погашен, а Чунмён старался об этом не думать. Он списывал произошедшее на какую-то аномалию или же счастливую случайность, настойчиво отвергая навязчивую идею, предательски отказывающуюся покидать его мозг. «Это был я».
Сухо бежал от этого ровно до того момента, когда им впервые овладела такая злость, что он был готов крушить все, что попадется ему под руку, а виной тому – идиот-начальник, который ежедневно пытался вывести из себя обычно такого сдержанного, спокойного и славящегося мягкостью характера подчиненного. В глазах Чунмёна горело пламя, в горле клокотала кипящая ненависть, а кулаки его непроизвольно сжимались до тех пор, пока незаслуженные придирки и выговоры начальства не стихли, сменившись странными звуками, которые моментально привлекли внимание окружающих. Тот момент Чунмён до сих пор помнит так ярко, что порой вздрагивает по ночам, когда подсознание вновь решает напомнить ему о том, кто он есть. Тогда его руководитель схватился за горло и согнулся пополам, а затем и вовсе пал на колени, умоляюще смотря на всех присутствующих и задыхаясь. Он тянулся к Чунмёну, хватал его за ткань его брюк, прося о помощи, а Мён просто стоял и не знал, чем может ему помочь. Потому что просто не понимал, что происходит, в растерянности озираясь вокруг, пока глаза мужчины наливались кровью, а вокруг него собиралась толпа зевак, в которой нашлась пара человек, которые упорно пытались ослабить туго завязанный галстук. А когда изо рта босса вырвалась вода, внутри Сухо что-то с треском сломалось. Страх овладел им и заставил в тот же день написать заявление об увольнении, списав это на разногласия с начальством, и то был страх осознания жуткой правды, которая скрывалась все это время где-то в глубине его сознания и заставляла его бояться лишний раз взглянуть на себя в зеркало, чтобы не увидеть в отражении монстра. К счастью, едва не захлебнувшийся мужчина выжил, а вот для Чунмёна произошедшее не значило ничего, кроме скорой смерти. И он понял это тогда, когда в его скромную квартиру ворвались люди в бронежилетах и шлемах, скрутившие и вырубившие его. Он молился лишь об одном: чтобы его участь была безболезненной. Но у тех, кто схватил и вырвал его из привычного ему мира, были совершенно другие планы на этот счет.
Его разбудил яркий свет, слепящий глаза и лишающий зрения, за частыми вспышками которого последовала такая боль, которую Чунмён никогда не испытывал. И если бы он мог закричать, он бы непременно это сделал, да так, что в его легких бы не осталось воздуха, вот только его предусмотрительно лишили этой возможности, при этом оставив все чувства рабочими, будто бы решив поиздеваться. Он не мог пошевелиться или издать хоть какой-то звук, но внутри его разрывало на части. Люди в белом вводили в его кровь какие-то препараты снова и снова до тех пор, пока он не отключился от ощущения течения расплавленной стали по венам. И, наверное, он бы сошел с ума от всех пыток, которым его подвергали раз за разом, если бы не человек, в камеру которого его бесчеловечно бросили приходить в себя.
Как Чунмён понял впоследствии, Минсок никогда не был особо разговорчив, да и он сам наплевал на присущую ему общительность и предпочел первое время контактировать с соседом как можно реже. Потому что на это у него не было ни сил, ни возможности, ни малейшего желания. Там, в четырех стенах, неестественная белизна которых резала глаза и доводила до помешательства, он просил о прекращении этих мучений любым способом. И Чунмён не знает, до чего бы это довело его, если бы Минсок не решил попытаться хоть как-то подбодрить его в тех условиях, где они оба оказались. Конечно, это выглядело неловко и неуместно, но Ким тогда впервые за время его заточения почувствовал себя не одиноким. Их хрупкая дружба, переросшая в дальнейшем во взаимовыгодное партнерство и даже нечто большее, о чем Чунмён упрямо старается не думать, началась с того, что они стали делиться пережитым. Они стали друг для друга единственной отдушиной после тех необъяснимых экспериментов, жертвами которых они являлись. Сначала темы их разговоров ограничивались пересказами того, что им пришлось испытать, оказавшись  бок о бок в камере, затем они перешли на беседы о прошлом, из которых узнали не только то, как впервые начали проявляться их силы, ставшие их проклятьем, но и многие моменты их когда-то счастливой и беззаботной жизни. Это помогало им отвлекаться и отстраняться от окружающих их ужасов, пока из соседних камер раздавались крики обезумевших заключенных. Их силы занятным образом дополняли друг друга, и это поднимало Чунмёну настроение в самые безрадостные моменты. Они оба знали, что надежды на спасение практически не осталось, и, наверное, даже смирились с этим в глубине души, перестав сопротивляться неизбежному. Но надежда все же была, и имя ей было Бён Бэкхён, который в одну из очередных бессонных ночей отворил дверь их камеры и проложил им путь на свободу.
Чунмён знал Бэкхёна лишь как начальника охраны того злосчастного места, но для Минсока он был давним другом, который рискнул собой ради спасения близкого человека. Поэтому Ким, который отныне скрывался в богом забытой глуши вместе с Минсоком, часто вспоминал о нем и о долге, который ему теперь никогда не выплатить. И хотя Бэкхён все тщательно спланировал и организовал, прежде чем позволить двум подопытным сбежать, это не отменяло того факта, что за ним с Минсоком все еще велась охота. Неизвестно, сколько времени этим людям понадобится, чтобы обнаружить их, поэтому Чунмён не чувствовал себя защищенным даже теперь, когда у них есть хоть какая-то крыша над головой. Однако Минсока это тревожило еще больше, поэтому Чунмён считал своей обязанностью хоть как-то помочь ему начать жить заново, из-за чего он всем видом старался показать ему, что верит в их безопасность и сохранность их жизней. Да только Минсок не был дураком, чтобы поддаться убеждениям своего товарища по несчастью, которые даже он сам не считал правдой.
Трудности, выпавшие на их долю, стали для Чунмёна испытанием ничуть не легче проводившихся над ними экспериментов, но все же это было лучше, чем гнить в камере и видеть то, как ставший тебе родным человек стремительно угасает. Им пришлось ночевать, где попало, избегать всяких контактов и даже воровать в попытках добыть себе пропитание. На одном из таких мелких преступлений их поймала одна старушка, которая, увидев их оборванный и вызывающий жалость вид, помогла им, предоставив работу. Чунмён был рад любому шансу вернуться к нормальной жизни, пусть даже для этого ему бы и пришлось перемыть тысячи гор посуды, что и было одной из его многочисленных обязанностей на предложенной ему должности. Благодаря заботе Бэкхёна, у них появился небольшой дом. И, хотя они работали в поте лица, загоняя себя, чтобы прокормиться,  ощущение опасности никак не покидало их ни ночью, когда они, убитые работой, засыпали почти сразу, несмотря на тягостные мысли, ни днем, когда у них просто не было времени думать о чем-то постороннем, кроме обустройства их скудного быта. Чунмёну казалось, что, вырвавшись из одной ловушки, он тут же оказался заперт в другой, и, чем больше он думал об этом, тем дальше уходил он от выхода из бесконечного лабиринта, в который он попал, когда ему присвоили номер и повесили на запястье ненавистный ярлык.
Когда Чунмён запирает дверь и устало прислоняется к потертой стене, на миг прикрывая глаза, он слышит голос Минсока, ставший за время их знакомства настолько привычным, что у младшего не раз создавалось впечатление, будто он знает этого парня, умеющего замораживать предметы, едва ли не всю жизнь. Минсок выглядит так по-домашнему с этими чуть взъерошенными волосами и мелкими каплями воды на одежде, что Сухо вымученно улыбается.
– Все было нормально, ничего особенного, - уверяет Чунмён соседа, проходя в комнату и ставя сумку со скудным набором продуктов у раковины, – Я купил кое-что, надеюсь, этого хватит на пару дней, - Сухо открывает кран, из которого с характерным звуком и небольшой задержкой начинает литься ледяная вода, и моет руки, стискивая зубы от холода. Ничего, это мелочь по сравнению с тем, что пришлось им пережить, и он старательно не обращает внимания на нее, пока его ладони не начинает покалывать. Чунмён уже на протяжении нескольких часов мечтает рухнуть на кровать и провалиться в сон, и, желательно, чтобы рядом с ним был Минсок, но у судьбы, судя по всему, другие планы, потому что Минсок с волнением оповещает его о приходе на их телефон сообщения от Бэкхёна. Услышав имя начальника охраны, Чунмён напрягается – их спаситель ни в коем случае не написал бы им без острой необходимости, значит, случилось что-то серьезное. Минсок принимается читать смс вслух, и Чунмён чувствует, что с каждым произнесенным словом его сердце норовит остановиться. Бэкхён мертв, мертв из-за того, что помог им, а их уже ищут. Сухо знал, что их мирная жизнь продлится недолго, но, чтобы она оборвалась так внезапно и резко, он не мог представить. Чунмён встречается с расфокусированным взглядом Минсока и чувствует, как холод распространяется по его телу, а руки начинают неуместно трястись, но он собирает остатки воли в кулак и хватает старшего за плечи, концентрируя его внимание на себе. У них есть всего пара минут.
– Телефон брось, я заберу деньги, - низким голосом говорит Чунмён, радуясь тому, что они заранее подготовили свои копейки для подобного случая, – Уходим сейчас же.
Чунмён не успевает сунуть в карманы все сбережения, потому что все это время защищавшая их от посторонних дверь с треском разлетается на куски. Далее все происходит, как в замедленной съемке, совсем, как тогда, в его квартире. Минсок оказывается ближе к входу, поэтому ворвавшиеся в дом люди с оружием и дубинками в руках выбирают его своей первой целью. Ветхая мебель и стоящая на полках посуда с грохотом летит на пол и превращается в груду хлама. В горле Сухо застревает немой крик, и Ким устремляется вперед, поднимая руки. Вода появляется прямо из воздуха, сильной волной отбрасывая явившихся за ними людей к стене. Чунмён никогда не задумывался о том, что является источником его силы, быть может, все дело было в сильном выбросе адреналина, который сейчас заставляет его сердце биться с невероятной частотой, но пока его способность поддается хоть какому-то контролю, это кажется ему неважным. Чунмён взмахом рук создает стену из воды, вмиг становящуюся завесой, защищающей их от неприятелей, отступающих назад из-за боязни экстраординарной силы, и севшим голосом зовет Минсока, который, к счастью, понимает все без лишних объяснений и замораживает водное препятствие, делая его настоящей преградой. Это не сможет сдерживать этих людей слишком долго, но даст им с Минсоком несколько минут, чтобы постараться покинуть это место.
Единственным их шансом на спасение может быть черный ход, о существовании которого даже они прознали не сразу. Им не нужно обсуждать это – каждый из них мгновенно понимает, что нужно делать. Пока за их спинами слышатся выстрелы и удары, норовящие в любую секунду разрушить ледяную стену, Чунмён и Минсок мчатся к потайной двери. Всего один рывок – и они будут на свободе. Всего один шаг – и у них будет надежда. И именно этот шаг губит все.
Чунмён чувствует невероятно сильный удар в спину и оседает на колени от боли. Он хватает ладонями землю, пытаясь встать, но кто-то одним ловким движением разворачивает его лицом к себе и грубо поднимает за ворот толстовки. Один хук, второй, третий – Сухо чувствует во рту металлический привкус крови. Всего в паре шагов от него на земле лежит Минсок, с трудом защищающий себя от многочисленных ударов дубинками. Чунмён видит, с какой непозволительной жестокостью его друга избивают, пока его самого с каждым пинком превращают в податливую куклу, видит, как того хватают под руки и скручивают, лишая движения и вырывая из его рта болезненный вскрик.
– Нет… - обессиленно шепчет Чунмён, протягивая руку Минсоку и получая очередной удар куда-то в печень. Все не может закончиться так, после всех страданий, которые они вынесли. Он просто отказывается в это верить.

0

6

http://s5.uploads.ru/jKHoG.png

0

7

http://se.uploads.ru/M83qG.jpg

0

8

заявка от Park Jungsoo

http://25.media.tumblr.com/4c45b69fa5b27208bef4b76575458e1a/tumblr_mxxn1gETV91qa5s0qo9_r1_500.gif

Lee Hyuk Jae
Ли Хёкджэ

Ынхёк

Профессия в реальности
мембер группы Super Junior


· ХАРАКТЕР/БИОГРАФИЯ/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ·

О характере: Ынхёк один из тех парней, которым никогда не сидится на одном месте. Но в отличие от прочих ловцов привидений, хобби и развлечения он предпочитает вполне себе реальные. Этот человек - ходячий генератор гениальных, порой граничащих с безумием, идей о том, как хорошо провести время. У Хёка хорошее чувство юмора, но язык ни у кого не повернется назвать его клоуном. Чревато последствиями. В общем, Хёкджэ очень оптимистичный и позитивный человек, который этим же оптимизмом...достанет любого. Практически. Пусть он бывает немного настырен, требуя внимание к своей персоне или своим идеям, но на деле он очень добрый и милый парень, который одиночества в свое время хлебнул сполна.
О наших взаимоотношениях: При всей разнице в характерах, Чонсу и Хёкджэ являются очень близкими друзьями. Они как бы уравновешивают друг друга: один вносит в мир другого побольше красок, другой спускает с небес на землю ровно в те моменты, когда это необходимо. Каждый из них стремится поддержать и развеселить другого в тяжелые моменты или разделить его радость. И, если по отдельности эти двое бывают невыносимы как трудоголик и баламут, то вместе составляют ярчайший дуэт в присутствии которого о серьёзности можно напрочь забыть.

· ТРЕБОВАНИЯ/ОБЕЩАНИЯ ·

Хорошая посещаемость, регулярные ответы в постах. От себя обещаю того же. Очень тебя жду, давай сделаем Академию чуть-чуть ярче~

· ПОСТ ЗАЯВИТЕЛЯ ·

Кюхён уже почти открыл рот, чтобы что-то сказать, но Итук уже никогда не узнает, хотел ли тот сказать "Да, хён, ты прав..." или "Я всё равно должен это увидеть". Потому что вмешался случай в виде другого незнакомого для Чонсу первокурсника, заинтересовавшегося их беседой. Кюхён представил их друг другу. Чонсу слегка склонил голову в знак вежливости и сказал нечто вроде: Приятно познакомиться, Хичоль-а., и доброжелательно улыбнулся. На самом деле в его голове прокручивалось много мыслей. Всё было задумано для одного человека, хорошо ли получится, если Хичоль за ними увяжется и тоже рискнет схлопотать сердечный приступ? Нехорошо... Вроде бы тот не выказал особого восторга по поводу возникшей идее поиска призраков, но внезапно: ...в Хвансе будет тяжело пробраться. Особенно, ночью. А мы же не днем явно туда пойдем.
― Вы что, действительно туда собрались идти?! - Итук недоуменно перевел взгляд с одного на другого. ― Вероятность, что в темноте кто-нибудь навернется и сломает себе шею - куда выше, чем то, что слухи окажутся правдой. Хотя, если кто-то откинется, существование или несуществование призраков автоматически будет доказано, - невесело усмехнулся Чонсу. Внезапно в парне проснулся черный юмор. "Я ведь не слишком хорошо их отговариваю?", - сам себя спрашивал парень, но виду не подавал. Легко вести себя как реалист и скептик, если ты именно таким и являешься. Итук даже не играл, не притворялся. На самом деле, его действительно беспокоило, что с Кюхёном, а теперь ещё и Хичолем, может что-то случиться.
Сзади послышались осторожные шаги. Ещё до того, как остальные услышали их, Чонсу уже знал, кому они принадлежат. Кто самым натуральным образом уши греет на их беседе, выжидая подходящего момента. И всё равно, когда Джиён подал голос, Чонсу вздрогнул от неожиданности. Вот же...
― Я заинтересовался вашей идеей поискать призраков. Слабо пойти в подвал Хвансе сегодня? Сейчас день, неприкольно идти, поэтому пойдем в ночь? - предложил он.
― Джиён, я-то думал, что ты нормальный... - Чонсу посмотрел на него с немым укором. Но его сообщнику не дали сказать что-то ещё. Притихший Кюхён неплохо так оживился после одного единственного "слабо?". Он огласил радостными криками всю библиотеку, а потом ещё и победоносно уставился на Итука, наивно предполагая, что теперь мистер скептик остался в меньшинстве, и ему ничего не остается, кроме как согласиться. Во втором пункте он-то как раз был прав. Выбора у него не было.
― Хорошо! - парень стукнул ладонями по столу, поднимаясь. ― Должен же быть среди вас хоть кто-нибудь адекватный. Встретимся позже. Из-за вас здесь стало просто нереально заниматься.
И книжку по истории прихватить не забыл. Как ни крути, а историю сдавать надо. Тут уж никак не отвертишься. Когда Тукки направлялся в сторону двери, то почти столкнулся с библиотекарем, который как раз шел выгонять расшумевшихся ребят из помещения. "Вовремя!", - подумал парень, слегка улыбнувшись. Его друзьям, которым пришлось собираться в спешке да ещё выслушивать нотации от работника, явно повезло меньше.

0


Вы здесь » wild hunt » partnership » KOREAN ACADEMY